Украинский продюсер рассказал о своём необычном проекте

Всё гениальное, как известно, просто. А идеи зачастую витают в воздухе. Вот только поймать одну из них и заставить работать на себя – удаётся далеко не всем. Роман Соколов – один из тех людей, которые точно знают, как это сделать. Семь лет назад, работая в сфере ивент-услуг, он мечтал о творческой самореализации. Настоящие мечты, превращаясь в цель, имеют свойство сбываться. Однажды от одной крупной компании поступил заказ на создание номера для праздничного корпоратива – сделать театр теней из сотрудников отдела маркетинга и рекламы. Призвав на помощь профессионального постановщика Виталия Сусловца, Роман справился с заданием. И не просто справился – номер имел оглушительный успех. Мелькавшая во время работы над постановкой мысль: «А что если…» обрела своё воплощение. Так в 2011 году возник Театр теней TEULIS, который очень скоро стал одним из лучших в своём жанре в Украине, финалистом талант-шоу европейских стран, и на сегодняшний день продолжает семимильными шагами своё развитие.

Команда «ИМХО» пригласила Романа Соколова к общению. Разговор получился очень искренним и интересным. О том, почему всемирно известный театр не смог попасть на отечественное телевизионное талант-шоу, как создаются номера, в чем заключается рецепт успеха и даже о том, есть ли у теней магические свойства – Роман охотно поделился с читателями нашего журнала.

Роман, Ваш Театр больше известен за рубежом, чем на Родине. Как Вы считаете, с чем это связано: с экономической ситуацией или спецификой восприятия украинского зрителя?

Экономическая ситуация здесь никак не влияет. Зритель у нас, я бы сказал, самый лучший. Но он не самый кредитоспособный, может быть. Но то, что он один из самых благодарных, – это я могу с гордостью сказать. А более известны за рубежом мы по одной простой причине: все наши победы и участия во всевозможных конкурсах, так или иначе, связаны с выступлениями не в Украине. У нас в стране практически никто не смотрит зарубежные талант-шоу, а ведь они являются одним из самых основных и самых эффективных способов заявить о себе. Они могут иметь разную специфику, в зависимости от страны, но суть у них одна – дать возможность выступить для большого количества зрителей профессиональным артистам и любителям. У нашего Театра с национальным телевидением пока не сложилось.

Довольно странная ситуация: TEULIS прошел в финал национальных талант-шоу в Италии, Чехии и России, но не прошел два раза кастинги в телепроект «Україна має талант». В чем причина, по Вашему мнению?

В первую очередь, я не хочу, чтобы читатели подумали, что это какая-то предвзятость с моей стороны. Я не хочу сказать, что там сидит жюри, которое ничего не понимает. Нет, такого нет. Дело в том, что в первый год, когда мы только начинали, параллельно в Украине появился еще один театр теней. И тот коллектив не стал дожидаться, когда достигнет определённого уровня, а сразу пошел на телепроект «Україна має талант», решив, что за счет самого жанра они чего-то добьются. Это, на мой взгляд, разочаровало немного зрителей. И снизило интерес к театру теней вообще, в целом. Поэтому мы подумали, что появление в одном шоу второй раз подряд представителей одного и того же жанра не будет никому интересным. Мы стали подавать заявки на другие подобные конкурсы за рубежом. И для меня является гордостью тот факт, что где бы мы ни принимали участие, везде доходили до финала и являемся участниками именно финальных стадий зарубежных талант-шоу.

После того, как прошло какое-то время, мы предприняли попытку показаться на отечественном телевидении в «Україна має талант». И тут мы столкнулись с ситуацией, что именно в этот год СТБ приняло политику максимальной поддержки народных коллективов, а не профессиональных, которые имеют свой менеджмент, режиссера, продюсера. Телеканалу важно было дать показать себя именно коллективам «из народа». А у нас в труппе были профессиональные цирковые артисты, танцоры и даже чемпион мира по кунг-фу. То есть все наши участники имели высокий уровень подготовки. Будь мы студентами какого-нибудь политехнического института, нам, скорее всего, дали бы возможность побороться за проход в финал.

Еще одна из причин – нашему украинскому телевидению не нужен коллектив, который они бы не смогли потом «продавать». То есть им нужны послушные артисты, которых они будут раскручивать по своему усмотрению. А у нас ведь помимо тех, кто появляется на экране, существует довольно массивный штат: режиссер, менеджер, директор, художники. Всего нас 18 человек, из которых только 9 выступают на сцене. Это общий труд большого количества людей. Наверное, поэтому каналу мы не выгодны.

Это мое предположение, потому что наши выступления на кастингах были на очень приличном уровне, на мой взгляд. Я вам скажу больше – мы верили в нашу победу. А когда пришли во второй раз, так просто были уверены. И если в первый раз отказ нас огорчил, то во второй – просто «улыбнул». Мы поняли, что с искренностью и честностью в подобных конкурсах не очень все хорошо. Но я думаю, что всему свое время. У нас впереди запланированы участия в других талант-шоу. Могу сейчас сказать, что мы будем участвовать в американском телепроекте America's Got Talent.

Чем Ваш театр отличается от других театров теней по всему миру и в Украине?

В первую очередь, и, наверное, это самое главное – мы не используем трафареты для создания каких-либо образов. И это видят зрители на наших шоу. Мы стремимся к тому, чтобы наши выступления были демонстрацией высокого мастерства, настоящего искусства театра теней. По крайней мере, того мастерства, на которое мы способны на данный момент. Мы постоянно стремимся расти, меняясь с каждым днём: с новыми артистами, с нашим видением и новым опытом. Если говорить о мировом уровне, то мы наравне с Театром теней Pilobolus, начиная с нового шоу «Вечная история», стали одними из первых в том, чтобы создавать номера на оригинальной музыке. Такого, кроме театров Pilobolus и TEULIS, не делает больше никто. Все остальные работают на старых хитах.

Кто стоит за разработкой номеров для шоу? Сложно представить, что можно в голове создавать комбинации, из которых рождаются такие невероятные образы.

Номера создают, в основном, два человека: это Виталий Сусловец – режиссер театра, и я, Роман Соколов, – человек, который выполняет функции продюсера и другие стратегические и креативные задачи. Конечно же, большую роль играет наш талантливый композитор и аранжировщик Юрий Шепета. Дополнительно мы приглашаем к разработке номеров сценаристов. Но самую большую роль играет, на мой взгляд, наш художник Юрий Лавренов, которым мы все гордимся. Он пишет великолепные картины, он рисует всю анимацию, которую зритель видит на экране. Когда-то Юрий пришел к нам как артист, но со временем стал нашим художником. Практически мы вырастили его с нуля: когда он к нам попал, он не умел ничего, максимум – смонтировать кусочек видео. В результате, человек вырос в талантливого художника. Мы привлекаем к созданию шоу артистов. Они у нас не просто исполнители. Мы прислушиваемся к их идеям и мнениям.

Номера, скорее всего, не возникают на пустом месте, и за каждым стоит история его создания. Поделитесь с нашими читателями, как появились некоторые из номеров.

Хочу рассказать о двух номерах, их истории очень интересны. Один из них стал практически нашей визитной карточкой. Он называется «Крик души», мы сделали его на итальянском талант-шоу. Так вышло, что мы готовили для выступления одни номера, а когда приехали туда, за два с половиной дня до прямого эфира нам сказали: «Все это хорошо, но не могли бы вы показать что-нибудь актуальное, что-нибудь про Украину?». Нам не очень хотелось это делать, не хотелось спекуляций на такую тему, но мы взялись за постановку. И вот, за два с половиной дня, в условиях, когда художник находится в Киеве, меня тоже нет рядом, ребята создали такой номер, который сделал нас известными.

Второй номер, которому уже больше двух лет, – это «Поющий страус», где наш герой – страус поет известный хит. Сначала это была такая веселая шутка – страус поет перед зрителями фальшиво, коряво, не попадая в ноты. В течение последних лет этот номер все изменялся, к нему добавлялся аккомпаниатор, конферансье. И в результате получился такой очень классный веселый образ страуса, который фальшиво исполняет мировые хиты.

У Вас есть любимые номера?

Конечно, есть. Это «Поющий страус», о котором я уже рассказал. Этот номер еще дорог мне тем, что он один из первых, созданных нашим Театром. Мы готовили выступление для корпоратива, искали бокал и случайно нашли страуса. И вот, несмотря на свою лаконичность, номер оказался таким долгожителем на сцене.

А второй номер я считаю самым стильным в нашем репертуаре – это номер под песню Frank Sinatra «New York, New York»: за счет его красивого художественного оформления, качественных образов, которые передают настроение, за счет актерской игры. Этот стиль немного такой «варьетешный», и мне он очень импонирует. Являясь достаточно спокойным, не динамичным, номер, на мой взгляд, очень эффектный. Ну и Frank Sinatra, конечно, делает свое дело (улыбается – прим. ред.).

Люди издавна наделяли тень мистическими свойствами. А Вы в это верите? С Вашим театром происходили какие-нибудь мистические случаи?

Если говорить упрощенно, то я верю не столько в мистичность тени, сколько в её загадочность и правдивость. Я бы сказал, что театр теней – это не мистично, но очень интересно. В нашем случае, не было никакой мистики, кроме успеха. Но это больше результат нашего труда в сочетании с удачей и моментом появления в нужном месте в нужное время. Может быть, комбинация всех этих моментов и рождает какую-то мистику.

Скорее, с нашим Театром происходят, в основном, забавные случаи. Сколько их возникает во время репетиции – вы даже представить не можете! Я обычно пытаюсь что-то комментировать в процессе, и появляются смешные шутки. Если посмотреть в каких немыслимых позах порой стоят артисты за экраном, то человек не с таким опытом, как у меня, просто скажет: «Господи! На что только ни способно человеческое тело!». Я говорю тоже самое, но немного в других выражениях. Так что, все это забавно и весело, но мистики, на самом деле, нет. У нас просто нет на неё времени.

Насколько я знаю, Вы сторонник принципа: заниматься в жизни только тем, что нравится. Может быть, именно в этом секрет успеха? По Вашему мнению, что вообще нужно для того, чтобы стать успешным в творчестве и искусстве?

На эти вопросы лучше было бы отвечать таким людям, как Раневская, Миронов. Хотя даже они ничего вразумительного по этому поводу не говорят (улыбается – прим. ред.). Для меня ясно лишь одно – надо верить в себя и в то, что ты делаешь. Верить в то, что ты талантлив. Что бы ты ни создавал, выкладываться максимально. Когда ты вложил в свое творение много труда, ты понимаешь, что оно должно быть известно людям. И тогда у тебя найдутся силы для того, чтобы это раскрутить. Конечно, чтобы о тебе узнали, нужны какие-то возможности. Но сейчас для того, чтобы о тебе узнал весь мир, достаточно порой разместить один ролик в Интернете. Надо верить в свой талант и в свои силы. А для этого необходимо заниматься любимым делом, тем, что тебе нравится. Потому что высосать из пальца произведение искусства нельзя. Выпустить его из души – очень легко. Главное, чтобы в душе было то, что хочется вынести на суд людям.

Вдруг так случится, что театр перестанет мне быть интересен как жанр, я не перестану его любить. Может, буду вкладывать в него меньше сил. Отдам его тому, кому это будет интересно – может быть, дочери или друзьям, соратникам. Но я уверен, что будут еще впереди новые проекты, новые шоу – такие, о которых я сейчас даже представить не могу. Я люблю быть первопроходцем. А повторяться за кем-то – не позволяют личные амбиции.

Роман, уверена, нашим читателям будет интересно узнать о творческих планах Вашего театра. Что нового готовит нам TEULIS?

В планах театра – расти, развиваться, создавая новые проекты. Но самое главное, сочетая гастроли по Украине и другим странам, найти время и создать такое шоу, которое будет удивлять людей. Изначально, когда этот жанр появился в нашей стране, не надо было прикладывать много усилий, чтобы поразить зрителя. Что-то показал – и зритель уже рад. Но когда люди приходят на представление уже второй раз, они ждут чего-то большего. И это должно кардинально отличаться по уровню, по эффекту. Поэтому третьим шоу удивить будет еще сложнее. Я хочу, чтобы у нас все получилось. И мы сейчас уже нашли некоторые элементы, которые раньше не могли делать в силу отсутствия опыта и мастерства. Сейчас, когда наши тренеры и режиссер театра могут добиваться высокого уровня даже от новых артистов, обучая их, мы будем стараться удивить не только Украину, но и весь мир. Мне кажется, у нас это получится.

Наше новое третье шоу – это пока тайна, покрытая мраком. Язык чешется рассказать, но боюсь сглазить (улыбается – прим. ред.). А если серьезно, то я понимаю, что пока не время для громких заявлений – мы только делаем первые шаги для этого. И это наша первая цель. А вторая – это создание такого коллектива, который через три года, когда Театру будет десять лет, сможет собрать десять аншлагов в честь своего юбилея во дворце «Украина» (Национальный дворец искусств «Украина» – прим. ред.). Вот это было бы круто. Тогда можно было бы и на пенсию (улыбается – прим. ред).

А мы уверены, что до творческой пенсии Роману Соколову еще очень далеко. И он вместе с Театром TEULIS еще не раз удивит и восхитит нас. А, заодно, и весь мир, достойно представляя Украину в других странах и на других континентах. Ведь главное – верить в себя, в свои силы и свой талант. И тогда мечты обязательно сбудутся, имхо.

© Катрин Брайт

Фото: из личного архива Романа Соколова