«Кукольный дом»: «Прежде всего, я – человек»

Так часто бывает – мы видим красивую картинку чужой жизни, и нам кажется, что всё в ней идеально. И даже не догадываемся, что это благолепие ненастоящее, как кукольный картонный домик, который может рухнуть от любого порыва сквозняка. Нам с детства навязывают стереотип о том, что женщина должна быть мудрой, а не умной. Но что наше общество подразумевает под такой «мудростью»? Прежде всего, это удобность, имхо. Мудрая жена должна, просто обязана сделать всё, чтобы всем в семье было хорошо. Пусть даже ценой собственного счастья и здоровья. Муж обязан быть добытчиком. Мы играем зачастую свои социальные роли, как механические куклы, не давая ни себе, ни близким отойти от привычных догматов. Но счастливы ли мы? Подумать об этом приглашает вас спектакль «Кукольный дом» в Харьковском академическом русском драматическом театре им. А.С. Пушкина, на допремьерном показе которого побывала Команда «ИМХО».

Занавес поднимается, и мы, зрители, как будто попадаем в рождественскую сказку: немного чопорная, но уютная квартира адвоката Торвальда Хельмера и его жены Норы. Сочельник, горит огонь в камине, блестят коробки с подарками на ёлку для детей и Торвальда. Муж любовно суетится вокруг жены и шутливо обвиняет её — его белочку, бабочку, птичку, куколку, жаворонка — в мотовстве. Но в это Рождество, возражает ему Нора, немного мотовства им не повредит, ведь с нового года Хельмер вступает в должность директора банка, и им не нужно будет, как в прошлые годы, экономить буквально на всем.

Режиссёр спектакля О. Турутя-Прасолова: «У меня всегда так бывает – сначала возникает тема и идея, потом подбирается материал. Я не могу влюбиться в пьесу, даже если она очень хорошо написана, если мне будет не интересно её ставить. У нас в Украине сейчас очень много говорят про гендерное равенство, и мне захотелось исследовать эту тему – насколько это правда, насколько пьеса, которая была написана больше 100 лет назад, будет актуальна сейчас. Оказалось, что есть огромный пласт нерешённых до сих пор проблем».

Семейная идиллия на сцене набирает обороты. И вроде бы всё прекрасно, но ты начинаешь понимать – «что-то неладно в Датском королевстве». Торвальд не просто глава семьи – он центр этой маленькой Вселенной, которая создана по его вкусу и полностью соответствует его мировоззрению. В корзину, как в тайничок, припрятано вязание (Торвальд не одобряет) и миндальное печенье (Торвальд запрещает). Красавица-Нора, которая сама уже мать троих детей, абсолютно инфантильна и беззаботна…на первый взгляд. На второй и на третий ты уже видишь, что эта беззаботность наиграна и напоминает, скорее, состояние человека на грани нервного срыва. Но приезд подруги детства и задушевный разговор с ней всё проясняет. Фру Линне успела похоронить мужа, брак с которым оказался бездетным, ей пришлось много работать, чтобы поднять на ноги младших братьев и содержать больную мать. А тут, казалось бы, порхающая по жизни, весёлая и счастливая Нора. Если бы так. Оказывается, что в первый год супружества Хельмер тяжело заболел, и доктора сказали, что спасти его может только южный климат. Они всей семьей целый год провели в Италии. Деньги на поездку, довольно крупную сумму, Нора якобы взяла у отца, но это неправда. Деньги взяты взаймы под расписку. И теперь Нора регулярно выплачивает проценты по займу, прирабатывая тайком. Это двойное преступление – мало того, что жена не имеет права брать в долг без ведома мужа, но и подпись поручительства отца подделана.

Н. Иванская – «Фру Линне»: Мне очень нравится этот персонаж, он мне близок, понятен. И в то же время возникают сложности – как это сыграть, чтобы как под увеличительным стеклом показать срез вот такого женского характера на контрасте с главной героиней. Выйти и ярко рассказать, что жизнь продолжается, и как, будучи вдовой, женщиной без детей, со сложной судьбой, можно не упасть духом, не поникнуть. Линне не понимает, почему Нора стыдится и боится своего поступка – ведь она спасла мужа, она должна этим гордиться. И у самой моей героини переломный момент в жизни – встреча с человеком, которого она любила и, возможно, любит до сих пор, шанс обрести долгожданное счастье. И, может быть, именно мой персонаж вдохновил главную героиню на сильное и смелое решение».

Что же ждёт нас дальше, дорогой читатель? Нора уговаривает мужа дать фру Линне работу в банке, даже не подозревая, что этим она подписывает себе приговор. Как раз и место освобождается – Торавльд увольняет поверенного Крогстада. Он человек с подмоченной репутацией, когда-то совершил должностной проступок, но сумел выкрутиться. Но это же ещё хуже! Ненаказанный порок сеет вокруг семена разложения. Такому человеку, как Крогстад, по мнению Торвальда, нужно бы запретить иметь детей — с таким воспитателем из них вырастут только преступники. То, что эти самые дети останутся без средств к существованию, нового директора банка мало волнует. Как и то, что поверенный прекрасно себя зарекомендовал своей работой в банке. Есть ещё один немаловажный нюанс – Крогстад единственный подчинённый, который на «ты» с директором, так как дружил с ним в юности. А это уже совсем недопустимо.

Но по иронии судьбы Крогстад именно тот человек, который занял Норе деньги и имеет её поддельную расписку. Загнанный в угол и отчаявшийся он идёт ва-банк: посылает письмо Хельмеру с прямой угрозой — если история с подлогом Норы выплывет наружу, тому на посту директора банка не удержаться. И вот кульминация – Торвальд получает письмо…

Здесь я хочу сделать отступление и добавить немного личных наблюдений. Мне довелось побывать на репетиции пьесы с другим составом актёров, чем тот, который был на допремьерном показе. Это оказалось очень интересным – каждый актёр внёс свою лепту в характер персонажа, каждый наполнил его своим содержанием.

В. Частников – «адвокат Хельмер»: «Мне хотелось максимально выразить всё то, что накопилось за 110 лет (улыбается – прим. ред.) – моё отношение к жизни, к женщинам, к мужчинам. И я максимально старался на протяжении всего спектакля это показать. Я очень люблю своего героя и оправдываю его (хотя режиссёр мне это запрещает). Но что меня радует – что иногда, когда мне этого и хотелось, я доставал из себя и показывал свои наблюдения и воспоминания – какие мужчины бывают козлы. Так что у меня получился некий собирательный образ. А финальный монолог перекликается с теми обещаниями, которые мы часто слышим по телевизору, и которые никогда не будут выполнены, то есть я что-то взял для роли и от наших депутатов. Мой коллега Сергей Листунов, мне кажется, показывает Торвальда через внутреннее к внешнему, а я пытаюсь наоборот – от внешнего к внутреннему».

От себя могу сказать, что Торвальд в исполнении Частникова пугающ. Когда на твоих глазах педантичный и занудный, но добродушно улыбающийся и говорящий масляным голосом человек вдруг превращается в опасного разъярённого зверя – это производит впечатление. И веришь, что он готов не только отлучить от детей свою «женушку», но и в прямом смысле слова стереть её в порошок за то, что она поставила под удар дело всей его жизни. И этот адский красный свет, которым окрашена сцена, – это отблески пламени, которое бушует у него внутри.

Но супруги не знают, что им больше ничего не угрожает. Побеждает как всегда любовь. Но не их любовь. Фру Линне и Крогстад, оказывается, когда-то были близки и сохранили свои чувства друг к другу. Они решают попробовать всё сначала. У каждого за спиной жизненный опыт, ошибки и выводы из них. Но они принимают всё как есть. И счастливый Крогстад, раскаявшись в своём поступке, пишет следом второе письмо, где возвращает злополучную поддельную расписку.

О. Турутя-Прасолова: «Было очень интересно расшифровывать тот смысл, который Ибсен вложил в сцены пьесы. И вот так, работая с текстом, мы вдруг поняли, что Крогстад и Линне сделали то, что не получилось у Норы и Торвальда, – они смогли договориться. Прежде чем начать совместную жизнь, они открылись друг другу и в результате честного диалога приняли друг друга такими, какие они есть. Это то, что не смогли сделать главные герои, прожив столько лет вместе».

Ещё немного личных наблюдений: Крогстада в спектакле играют актёры зрелого возраста. На репетиции я наблюдала актёра театра Ю. Власова, а на показе – народного артиста Украины О. Головина. Оба блестяще исполняли эту роль, но я сейчас о другом. Я задумалась, почему режиссёр сделала Крогстада значительно старше Торвальда, хотя по пьесе они приблизительно ровесники. На разгадку меня натолкнул еще один персонаж – влюблённый в Нору доктор Ранк, который находится при смерти. Судя по всему, Нора также неравнодушна к нему – она доверяет доктору, он духовно гораздо ближе к ней, чем муж. Но оба слишком нерешительны, боятся этого шанса на счастье. Может, поэтому у Ибсена Ранк при смерти – такая вот «рождённая, чтобы умереть любовь». И мне подумалось, что эти три мужских персонажа – как три духовных степени зрелости мужчины, которая, кстати, может совсем не зависеть от настоящего «паспортного» возраста. И трогательный в своей романтичной юности доктор Ранк в исполнении Ф. Бахмутченко – это прекрасные порывы, которым не суждено сбыться.

Возвращаясь к сценарию пьесы: повзрослевшая в одночасье Нора понимает, что Хельмер привык относиться к ней, как к красивой куколке. Он не любил её — ему просто нравилось быть в неё влюбленным. И сама она уже не уверена в своих чувствах к мужу. Она очень надеялась на чудо — на то, что Хельмер как любящий муж возьмет её вину на себя. Но чуда не случилось. Они чужие люди, которые, на самом деле, никогда не знали друг друга по-настоящему. Она принимает решение уйти из этого опостылевшего дома.

Финал очень впечатляет. Такая изящная точка этой прекрасной во всех отношениях постановки: пустая тёмная сцена, над которой кружится снег, и Нора жадно и с наслаждением ест запретное до этого миндальное печенье.

Наверное, будет несправедливо ни разу не упомянуть исполнительницу роли главной героини М. Бораковскую. На пресс-конференции, посвященной спектаклю, актриса сказала, что её персонаж ассоциируется у неё с канарейкой. И вот эта «пташка-канарейка», на мой взгляд, ей прекрасно удалась. А вот выход из этого состояния… мне немного не хватило. Показалось недожатым, но возможно, это моё субъективное мнение.

Ибсена заставили в своё время переписать финал пьесы. Тогда это было просто немыслимо – жена решилась уйти от мужа. Но мы с вами имеем возможность увидеть пьесу такой, какой её изначально задумал автор. Увидеть и понять, что Ибсен говорил обо всех нас – о женщинах, мужчинах, о нашем общем праве на счастье. О том, что мы, прежде всего, – люди, которые могут решаться на жертвы, иметь скелеты в шкафу, не принимать истинную сущность близких, но в то же время, мы должны нести ответственность за свои поступки, имхо.

© Катрин Брайт

Фото: Вика Булка

Читайте также:

  • Взрослые игры Белое пространство постепенно заполняется людьми, которые занимают места в зрительном зале. Я сегодня пришла немного раньше и жду начала спектакля, размышляя о том, какая все-таки странная штука – театр. Для чего он нужен нам – тем, кто […]
  • Театр за стеклом Я шла на Конкурс оформителей витрин с определённым настроем. Ожидала увидеть яркое и завлекательное шоу, которое служит одной цели – привлечь потенциального покупателя. До сегодняшнего дня я не задумывалась о том, что витрина магазина […]
  • Найди свой «тремпель» «Добрый день, товарищи! Мужчины спокойно могут заняться своими делами. Наша тема больше заинтересует женщин»… Я хотела начать обзор этого мероприятия цитатой из культового фильма «Москва слезам не верит». А потом подумала, что «наша тема» […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *