Искусство как оружие в борьбе за мир

«Украинцы удивительно похожи на бразильцев, – предвосхитила мой вопрос Яра, – Очень радушные, теплые и открытые. Меня здесь принимают с особым гостеприимством. В Украине происходит некая ретроспектива моих фильмов. Я планировала показать один, но пришлось – все что есть».

Так начался мой разговор с Ярой Ли в уютном кафе Подольского клуба отдыха, где она даже в очень плотном графике находит время для подготовки к своему следующему жизненному челленджу – пересечении вплавь пролива Босфор. Но об этом позже.

Яра – американский режиссер-документалист, бразильянка, родившаяся в корейской семье, социальный активист, правозащитница и просто удивительная женщина. Ей 50, а глаза горят, как у 20-летней, и в голове огромное количество планов по спасению мира.

В Киев Яра Ли приехала не только разобраться в перипетиях нашей нынешней политической ситуации в восточном регионе (куда она, кстати, хотела бы поехать), но и продемонстрировать свои фильмы. Так, она показала кинокартины: «Культура сопротивления», «Пик К-2 и носильщики-невидимки», – о жизни пакистанских шерпов, которые обслуживают альпинистов, а также фильм «Западная Сахара».

Яра является основателем движения «Culture of Resistance» (Культура Сопротивления), которое призвано объединять организации по всей планете для поддержки людей, стремящихся действовать во имя мира и справедливости. Команда «ИМХО» просто не могла не пообщаться с этой поразительной женщиной.

Яра, поделитесь, как появилась идея создания организации?

Какое-то время я работала организатором кинофестивалей в Бразилии, я выбирала участников, программу, в какой-то момент мне предложили работу в США, и там я также занималась организацией подобных фестивалей. И однажды я поняла, что могу снимать сама. Основала организацию, которая имеет четыре основных направления: Make Art No War (Содействие творчеству во имя справедливости), Sustainability Not War (Работать, чтобы сделать планету более здоровой и выращивать здоровую пищу), Human Rights Not War (Борьба за права человека и правосудие), Education Not War (Создание образовательных возможностей для малообеспеченных студентов всех возрастов), Urgent Action (Подключение заинтересованных граждан к наиболее актуальным компаниям социальной справедливости того времени). Сначала была идея продвигать креативность и культуру в качестве сопротивления войнам и насилию, но затем я поняла, что только на одной культуре изменений в обществе не построишь, и я расширила количество направлений деятельности организации. Одно из самых важных ‒ оказание реальной гуманитарной помощи.

Однажды на одной из дискуссий Вы признались, что хотели бы дать голос тем, кто его лишен. Удается ли это сделать с помощью документальных фильмов?

Да, мы фактически даем возможность быть услышанными людям в разных уголочках планеты. Конечно, есть люди, которые боятся говорить. Они закрывают лицо повязками, платками, так как каждое сказанное ими слово может стать последним из-за ситуаций в этих странах. А у всех семьи. Но для того, чтобы что-то изменить, мы должны помогать чем-либо еще материальным. Также мы создаем образовательные возможности для малоимущих людей, ищем гранты или сами предоставляем.

Яра, как я успела заметить, Вы снимаете, в основном, в конфликтных регионах: Сирия, Ирак, Иран, Ливия, Мали в конце концов. Расскажите, сталкивались ли Вы с действительно опасными для жизни ситуациями во время съемок?

Да, и это было дважды. В первый раз в Израиле. Я была в составе так называемой «Флотилии свободы Газа», которая пыталась прорвать палестинскую Линию Газа, установленную Израилем и Египтом. Мы везли гуманитарную помощь и строительные материалы на борту для палестинцев. На борту было очень много иностранцев. Нас задержали, побрезговав всеми правилами международного права. Нужно было как-то выходить из положения. Бразильское посольство мне сразу пришло на помощь. И до последнего помогало в ситуации. Мне повезло просидеть под стражей всего 2 дня. Остальным ребятам пришлось хуже. Кстати говоря, я гражданка двух государств: США и Бразилии. По сравнению с Бразилией, американские дипломаты пришли, принесли прейскурант с услугами американских юристов и таким образом завершили свою миссию.

Вторая ситуация случилась в Ливии. Наши лодки с гуманитарной помощью подплывали к берегам этого государства, и по нам открыли огонь. 9 человек было убито. Такие ситуации заставили бы другого опустить руки и отойти назад, но меня они наоборот закаляют, ожесточают. Заставляют действовать, чтобы что-то изменить.

Фильм «Сulture of Resistance» Вы снимали в Конго. В этой стране опасно находиться даже днем, ведь там в любой момент может начаться перестрелка. Мертвые люди на улицах – не редкость…

Да, в этой стране приходилось предпринимать меры предосторожности. Там особенная ситуация. Это чуть ли не одна из самых богатых, в природном плане, стран. Западные страны просто оккупировали её своими экономическими интересами. В Демократической Республике Конго находятся крупнейшие запасы кобальта, германия, тантала, алмазов, крупнейшие в Африке запасы урана, олова, вольфрама, цинка, меди, нефти, угля, золота, серебра, марганца. (Кроме того, Конго является теневым экспортером танталита, а в причастности к нелегальной торговли танталовым сырьем обвиняют крупнейших мировых производителей электроники, мафию и правительство соседних с Конго стран – прим. ред.) Но мы сами можем ситуацию в Конго улучшить: просто не потреблять товары электроники. Бойкотировать их. Люди должны понимать, что могут влиять и исправлять какую-либо ситуацию. Не все зависит от правительства.

Как в случае с Буркина-Фасо, когда люди вышли на улицу и прогнали своего президента?

Абсолютно верно. Это невиданная ранее ситуация для Африки. Этот президент буквально «приклеился» к власти на 27 лет. А люди взяли и прогнали его мирным путем. Ему пришлось покинуть страну. Кстати, сейчас я готовлю фильм именно об этой стране, в скором времени он выйдет.

Как относятся родственники к Вашим командировкам. Ведь все эти путешествия, можно сказать, ценой жизни?

Моя мама всегда спрашивает, жива ли я еще? А сестра спрашивает, может ли уже переехать в мою квартиру? Но все они понимают, что это – моя жизнь. Такая, какую я люблю.

Яра, о чем Вы мечтаете на данный момент? Личное, то, что для себя?

Я всего лишь хочу сеять маленькие зерна добра в этом мире и делать его немного лучше!

Куда держите путь дальше?

Сначала в Испанию, там у меня встреча с частью творческой команды, а затем полечу в Камерун. У меня всегда очень много вещей с собой (смеется – прим.ред.), зато я могу быть очень мобильной и легко перемещаться в любую точку мира. Постоянные перелеты меня утомляют, но это делает мою жизнь интересней.

© Ксения Фарафонова

Фото: Алексей Харин


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *