Личности: Андрей Куликов: «Проблема в том, что у нас слишком много телевидения»

В этот раз мы пригласили к общению своего коллегу – журналиста, редактора, радио- и телеведущего, а также просто интересную личность. Многим украинцам он знаком благодаря своей программе «Свобода слова» на ICTV, но этот ТВ-продукт – лишь один из множества в его профессиональной биографии. Встречаем в гостях у журнала «ИМХО» – Андрей Куликов.

line_violet_new

Я, КАК И БОЛЬШИНСТВО МОИХ СОКУРСНИКОВ, ОКАЗАЛСЯ БЕЗРАБОТНЫМ

line_violet_new

Приветствую Вас! Насколько я знаю, Ваша медийная карьера берёт своё начало ещё в советские времена, когда Вы занимали должность заместителя главного редактора англоязычной газеты УССР на заграницу – «News from Ukraine». Сложно представить себе «свободную журналистику» во времена советского режима. Расскажите, почему в такое время Вы выбрали для себя именно профессию журналиста?

Добрый день! Что такое «свобода слова»? Она всегда определяется теми пределами, который каждый сам себе выставляет. И поэтому, в советские времена, не было «свободной журналистики», практически. Но в определенных кругах прессы, «свободная журналистика» была. Они работали, писали острые материалы и часто за это им было не сладко. Были гонения, преследования.

interview_35_1

Почему я выбрал журналистику? Собственно, после окончания Киевского университета, а именно факультета международных отношений и права, я, как и большинство моих сокурсников, оказался безработным. Учились мы хорошо, с интересом, но специалисты такого профиля тогда просто не были нужны. Министерство иностранных дел Украины насчитывало человек 100 вместе с техническим персоналом и поэтому так получилось. И я случайно, уже пребывая в глубокой депрессии, встретил одного знакомого, который работал журналистом в газете «News from Ukraine». Он мне сказал, что газета сейчас расширяется, и спросил, не хочу ли я попробовать. Я очень хотел, потому что полгода перебивался случайными заработками.

Продолжили Вы свою карьеру, уже после распада Советского Союза, в начале 90х годов, на должности продюсера (а после – и старшего продюсера) Украинской службы BBC. Как Вы считаете, на каком уровне находилась на тот момент украинская журналистика?

Украинская журналистика на тот момент находилась на уровне поиска и открытия нетрадиционных решений. В середине и в конце 1980-х гг. произошли в журналистике очень интересные процессы. В нашей газете началась перестройка с 1987 г. Из пропагандистского органа мы превратились в нормальную информационную газету. То же самое происходило во многих украинских редакциях. Им было значительно труднее, чем нам, потому что мы выходили на английском языке. И поэтому влияние наше на внутреннюю аудиторию было гораздо менее значительным.

interview_35_3

Вторая половина 80-х и начало 90-х были периодом болезненного и глубокого поиска, перелома себя, отказа от привычного стиля и метода. И если уж сразу перейти к ВВС, то, когда я приехал работать в Лондон, я был очень вдохновлен тем, что увидел: те правила и методы, которые так болезненно искоренялись в Украине, и правда оказались отжившими и нежизнеспособными. И это было вдохновляюще, что мы сами к этому пришли.

interview_35_5

Имея действительно многолетний и выдающийся медийный опыт, как Вы считаете, какие события (этапы) имели наиболее весомое влияние на развитие украинской журналистики?

Конец 80-х. Открытие исторической правды о Голодоморе, о Чернобыле… и не только. Тогда появились критические материалы, сначала о действиях отдельных партийных чиновников, потом о деятельности коммунистической партии вообще, потом начали ставить под сомнение коммунистическую идеологию. Какое-то одно или два события мне трудно выделить, я скорее могу говорить о появлении новых редакционных коллективов. То как работали газеты «Вечерний Киев», «Литературная Украина» и так далее.

line_violet_new

ЧЕТЫРЕ ОСНОВНЫХ ПРИНЦИПА: ЧЕСТНОСТЬ, ТОЧНОСТЬ, НЕПРЕДУБЕЖДЕННОСТЬ, НЕРАВНОДУШИЕ

line_violet_new

Как Вы считаете, журналист – это профессия или, скорее, призвание?

Конечно, это профессия.

interview_35_6

Каким, по Вашему мнению, должен быть успешный журналист? Знания, навыки, умения, качества, и так далее.

Четыре основных принципа: честность, точность, непредубежденность, неравнодушие. Вот это те качества, которые определяют профессионального журналиста. Если не удается добиться известности, то можно говорить об авторитете. Осознание того, что ты делаешь свое дело – правильно. Это тоже очень много значит.

interview_35_14

Ещё раз возвращаясь к Вашей биографии. Вы занимали ТОПовые должности на канале «1+1» (выпускающий редактор, заместитель директора службы новостей), на «Новом канале» (шеф-редактор), а потом стали ведущим одной из ТОПовых программ украинского телевидения – «Свобода слова» на ICTV. Не призываю Вас сравнивать работу на различных каналах, спрошу о другом. Что Вам доставляет наибольшее удовольствие в Вашей работе?

Радио, как возможность очень близкого общения с аудиторией. Радио дает большие возможности и в том числе оно дает самые большие возможности по вовлечению аудитории в общение. То есть человеку позвонить на радио и высказаться проще, чем дать интервью на камеру. Сейчас у меня есть «Громадське радіо», которое я с несколькими единомышленниками организовали летом 2013 года. Еще и 3 лет не прошло, а у нас уже своя сеть и 9 часов собственного продукта.

line_violet_new

ЕСТЬ ЕЩЕ ОПАСНОСТЬ, КОТОРАЯ НАЗЫВАЕТСЯ «ПОГУБИТЬ ДУШУ»

line_violet_new

А говоря о негативных особенностях, или недостатках, работы в медиа-сфере, какие основные из них можете выделить?

Постоянная угроза попасть в зависимость и под власть богатых – это самое опасное. Это касается большинства коллег и меня в том числе. Негативные моменты по этой теме лично у меня были. Вот на «Громадськом радіо» не было. Даже когда я работал в «Интерньюзе», было очень сложное положение. Тогда «Вікна-Новини» выходили на втором канале Украинского телевидения, и государственные органы вмешивались, говорили, что нам делать, аргументируя это тем, что они нас транслируют. Негативные особенности в том, что есть опасность, особенно для журналистов-расследователей, для их жизни. Но есть еще опасность, которая называется «погубить душу».

interview_35_11

По прошествии более 30 лет в сфере отечественного радио и ТВ, не жалеете ли Вы о сделанном выборе в пользу журналистики?

Никогда.

Если бы Ваш выбор всё-таки пал не на журналистку, как думаете, чему бы Вы могли посвятить свою профессиональную деятельность?

Тем, чем я занимаюсь сейчас, – это переводом.

interview_35_9

По Вашему мнению, на каком уровне на сегодняшний день находится украинская журналистика – в аспектах «свободы слова», профессионализма медиа-представителей, культуры работы, и других?

Я возвращаюсь к тезису о том, что свобода слова существует в той мере, в которой мы готовы ее на себя взять. На самом деле, украинское телевидение уже не один раз давало и дает примеры очень профессиональных программ. И даже среди совершенно недофинансированных программ областных компаний обязательно находишь одну-две, которые смотришь с интересом, которые произведены на европейском уровне. Проблема в том, что у нас слишком много телевидения! И весь наш материальный ресурс распределен очень неравномерно по огромному количеству вещателей. Качество украинской журналистики разное.

interview_35_8

Знаю, что Вы, как ведущий «Свободы слова», являетесь обладателем премии «Телетриумф». Насколько важна для Вас такая оценка со стороны коллег?

На самом деле, преобладает работа нашей команды. Там у меня два личных «Телетриумфа» и три в составе команды. Они для меня одинаково важны.

interview_35_13

А насколько Вы самокритичны к своей работе? И в чём измеряете собственную эффективность?

Я не знаю, в чем измеряется эффективность. Но могу привести хороший пример. У меня на протяжении нескольких лет была программа «Пора року» на радио «Эра». Когда я ее начинал, мне приходилось очень долго искать музыку молодых украинских авторов – я искал в Интернете, расспрашивал у знакомых... Мне удавалось в каждой программе транслировать одну-две композиции неизвестных или малоизвестных музыкантов. А с декабря 2013 года я решил играть в этой программе только украинскую музыку, и примерно через полгода они сами, молодые неизвестные артисты, стали мне присылать свои композиции. Вот это и есть эффективность, на мой взгляд.

interview_35_10

line_violet_new

БЕДА В ТОМ, ЧТО И ВЕДУЩИЙ, И ДАЖЕ ВСЯ РЕДАКЦИОННАЯ КОМАНДА МОГУТ ОЩУЩАТЬ, ЧТО ЭТО НЕПРАВДА, НО ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕТ

line_violet_new

Ещё раз предлагаю остановиться на Вашей работе в телевизионном продукте «Свобода слова». Проект у Вас действительно получается горячим – как по содержанию, так и по накалу эмоций. Поделитесь секретом, как Вам удаётся контролировать эмоции именитых гостей, чтобы программа оставалась в своём формате, а не переходила в «свободное плавание»?

По-разному. К каждому нужен индивидуальный подход: с кем-то достаточно поговорить и человек понимает, с другими надо держать ухо востро, и если что-то как-то вспыхнуло, то я могу и подойти и листочками сценария перед глазами помахать. Нужно постоянно следить: если человек говорит неправду, а ты точно знаешь, что это неправда, тогда в нужный момент это сказать, но долго не ждать. Беда в том, что и ведущий, и даже вся редакционная команда могут ощущать, что это неправда, но доказательств нет. И что-то проходит незамеченным, потому что всего знать не можешь.

interview_35_12

3 или 4 раза за все 9 лет, что я проработал в «Свободе слова», я четко помню, что это было с Нестором Шуфричем, мы выключали микрофон оратора. Хотя он, кстати, один из самых интересных персонажей, с которым можно договариваться о способе поведения. Ну, были еще моменты, когда говорили, что мы к вам больше не придем и так далее, но приходили почти все.

interview_35_2

Говоря о Ваших эмоциях, как Вам удаётся их контролировать и оставаться хладнокровным? Ведь, предполагаю, порой возникает желание перейти на сторону одного из дискутирующих, и сложно оставаться объективным.

Это скорее не объективным, а уравновешенным. Но кроме того я обязан (и это идеология нашей программы) обеспечить, чтобы все имели равные возможности высказаться. Это просто профессиональные обязательства. Оставаться спокойным мне помогает опыт синхронного переводчика. В целости и сохранности доставить смысл от одного человека к другому. Есть у меня, конечно, предпочтения к политикам, но я для себя сделал правила – есть три случая, когда я высказываю собственное мнение: первое – когда неправда; второе – когда звучат заявления, которые отрицают право украинского народа на государственность или язык; третье – когда возникает перепалка на уровне, «твой отец стрелял в моего отца, а твой был в НКВД, а мой в УПА». Это не то, о чем мы пришли говорить. Да, мы должны помнить, но постоянно использовать это как аргумент… в таком случае мы никогда не придем к пониманию.

line_violet_new

Я ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК, У МЕНЯ БЫВАЮТ ПРИПАДКИ РАДОСТИ И СМЕХА

line_violet_new

В телевизионной картинке, Вы непоколебимы в своей эмоциональной стойкости. А что касается жизни вне экрана, насколько Вы эмоциональный человек?

Я эмоциональный человек, у меня бывают припадки радости и смеха. (Смеется) Да и слезы бывают.

interview_35_4

Расскажите нам не о журналисте и ведущем, а о человеке – Андрее Куликове: как Вы любите проводить свободное время, что Вам доставляет позитивные эмоции в жизни?

Я люблю очень свою работу, она доставляет мне позитивные эмоции, и я рад, что могу полностью ей отдаваться. Также очень люблю читать книги и путешествовать.

line_violet_new

Я СЧИТАЮ, ЧТО СЕЙЧАС Я ТАМ НУЖЕН БОЛЬШЕ, ЧЕМ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ

line_violet_new

И ещё немного о сфере Вашей профессиональной деятельности. Насколько я знаю, Вы приняли для себя решение покинуть проект «Свобода слова» и уйти с работы на телевидении. Расскажите, что послужило причиной такому решению? И где мы сможем Вас увидеть, услышать, прочитать в дальнейшем?

Причина очень простая – это «Громадське радіо». Я считаю, что сейчас я там нужен больше, чем на телевидении. Я хочу там работать. Услышать меня можно будет на «Громадськом радіо», проще всего на нашем сайте Hromadskeradio.org. Прочитать, наверное, нигде не можно будет. Я начинал как газетный журналист, но за долгие годы работы на радио сначала, а потом на телевидении, я разучился писать, я умею говорить.

interview_35_15

Известно, что хорошо запоминаются моменты, которые отложились ярким эмоциональным отпечатком в нашей памяти. Какие наиболее яркие воспоминания у Вас связаны с Вашей медиа-деятельностью в целом и, в частности, программой «Свобода слова»? И почему именно они?

Ярких моментов слишком много. Могу рассказать яркие моменты, за которые стыдно и те, за которые нет. Один из моих провалов случился на «Свободе слова». Мы пригласили в программу депутата фракции «Батьківщина» Сергея Власенко, который довольно часто приходил к нам на эфир, а в тот же день его бывшая жена давала пресс-конференцию о том, как он, по ее утверждениям, её преследовал. И поскольку она в этот день была человеком в новостях, мы решили ее тоже пригласить к нам. Решение было вроде бы правильное, обусловленное актуальностью, но мы не предупредили об этом Сергея Власенко. И когда он вошел в студию, то на его лице было написано много всякого! Он, конечно же, вышел из положения. Но я считаю, что это была редакционная ошибка, за которую я несу ответственность. А самое яркое – это работа корреспондентов «Громадського радіо» на Майдане. Может быть, более важно – разве что репортажи с Антимайдана. Я думаю, это было самое лучшее, что у меня есть в журналистике.

interview_35_7

Спасибо Вам за увлекательное общение! От лица команды журнала «ИМХО» желаю Вам, чтобы каждый день приносил только положительные эмоции, а каждое событие в Вашей жизни было наполнено теми красками, которые Вы сами выберете для себя!

Спасибо и Вам за интересные вопросы! Успехов, побед и профессионального роста Вам.

© Валентин Чернышёв

Фото: пресс-служба ICTV


Читайте также:
Личности: Анатолий Анатолич: «Имея острый ум, не обязательно иметь острый язык»
Интервью: Иван Будько: «Без высокой самооценки невозможно чего-то добиться»
Развитие: Игорь Жуков: «Телевидение и камера умеют затягивать»